Иранская интрига

«Сегодня Владимир Путин с официальным визитом в Иране. Переговоры по самому широкому кругу вопросов. Но главное — экономика и политика. Кроме того, российский президент выступит на саммите экспортеров газа, который начинает свою работу в Тегеране. Это уже третий саммит, хотя на уровне министров энергетики экспортеры газа собираются аж с 2001 г. Не так давно это высшее собрание начали обзывать газовым ОПЕК, что, на мой взгляд, только точнее обозначает его важность. На фоне всего происходящего в мире в целом и на Ближнем Востоке в частности, это тоже приобретает статус не только экономического, но и политического события. Итак, опять большая игра за Ближний Восток», — рассуждает в программе «Реплика» экономический обозреватель Алексей Бобровский.

Основной тезис газового саммита в Тегеране — «Природный газ — лучшее топливо для устойчивого роста». Участники мероприятия обсудят перспективы газового рынка, а также способы стимулирования потребления газа. Чего ждет Россия от встречи картеля?

Для чего нам этот саммит и зачем нам Иран?

Во-первых, мы фактически были инициаторами его собрания. Во-вторых, важно не только анализировать и наблюдать за рынком и экономическими процессами, но активно участвовать в них, влиять на них. Европейский газовый рынок сегодня полон желания и надежд трансформироваться, но не понимает, как это сделать и в каком направлении. Например, Франция буквально на прошлой неделе в качестве долгосрочной стратегии обозначила намерение двигаться в сторону увеличения доли СПГ в своем энергетическом балансе. Как? Ну, пока не решили.

Европа в целом обрисовала свои ожидания от газового рынка: развитию СПГ — да, Украине как транзитеру — да, конечно, особенно громко за это выступает Польша, «Северному потоку-2″ — ну, не жесткое нет, но помогать в обход всяких энергохартий не будут. Альтернативным трубопроводам, вроде «Теслы», особенно если они в Восточной Европе и вместо «Южного потока» — тоже да с большой буквы! Осталось понять, чем заменить это все, ибо на словах российский газ не нужен никому, а на деле без него никуда. Даже поляки.

Вспоминается старый анекдот, в котором два советский бойца сидят на танке в центре разрушенного Берлина и один другому говорит: «Слышал? Говорят, информационную войну-то мы проиграли?!…»

Но в нашем случае информационная война продолжается, а то, что координировать действия нужно, экспортеры газа уже давно не сомневаются. Все-таки члены этого саммита — это 12 стран, контролирующие почти 70% всех газовых запасов в мире, около 65% рынка СПГ и более 40% торговли газом, которая идет газопроводами. Важно понимать, что союзников тут нет и быть не может. Тот же Иран 100% выйдет на европейский рынок. Но в каких объемах и когда?

Например, Катар, третий пока экспортер газа в мире и сосед Ирана по Южному Парсу со своим Северным месторождением, свое направление быстро определил и больших объемов Европе не дает. А зачем, когда можно все продавать Японии, которая осталась без «Фукусимы», да соблазнять Китай, которые платят гораздо больше прижимистых европейцев процентов на 20?! Россия — после выяснения отношений с Западом — тоже развернулась в сторону Востока. По нефти, кстати, Иран на прошлой неделе свою стратегию обозначил. Старый Свет ему не интересен, строить туда нефтепроводы он не будет: дорого и опасно. А вот развивать экспорт в страны Ближнего Востока, ибо спрос там он видит приличный, да продолжать наращивать продажи в Китай — это цель на ближайшее будущее. Если нечто похожее мы услышим от Ирана и в отношении газовой стратегии, это будет означать, что Европа потеряет теряет инициативу в этой партии, а равно как и ухудшает переговорные позиции по газу с Россией.

Если мы услышим от участников встречи о желании еще больше двигаться в сторону большей координации в смысле справедливого ценообразования, это будет не только означать, что газовый рынок приобретает четкие очертания, но главное, что в скором времени он снова станет таким рынком, где цену диктует продавец. Что опять же отвечает интересам всех экспортеров газа — и главное нам.

На саммите будут обсуждать перспективы развития глобального газового рынка и стимулирования потребления газа как наиболее доступного, экономически выгодного и экологически чистого вида энергоресурсов. Европа традиционно выступает за экологию, не зря я упомянул Францию. Вроде бы все складывается за то, что Иран с распростертыми объятиями там ждут, вот и отмена санкций подоспела. Даже Обама заявил: спасибо, кормилец, что не будет ограничивать торговлю Тегерану углеводородами. А Иран вовсю собирается развивать «Южный Парс» и в среднесрочной перспективе стать крупнейшим экспортером в мире. Он готов модернизировать свои СПГ-мощности и расширять трубопроводную систему. Иран на развилке: в Европу или в Азию? Интрига.

Комментарии запрещены.

Реклама