Теракты в Париже ударили по Марио Драги

Парижская трагедия сильно изменяет финансовый ландшафт. К сожалению, рынки весьма циничны, и приходится анализировать даже такие события с точки зрения движения денег, рассуждает в программе «Реплика» экономический обозреватель Николай Корженевский.

Трагедия во Франции стала ударом не только по мировой безопасности, но и по финансовой системе. И к сожалению, рынки весьма циничны, экспертам приходится анализировать даже такие события с точки зрения движения денег.

События пятницы очень неудачно сочетаются с макроэкономической ситуацией в Европе. Буквально две недели назад глава Европейского центрального банка Марио Драги признал риск слишком сильного замедления экономики и наличие сильного дефляционного давления. И вот на это накладывается угроза падения деловой активности ввиду общей напряженности в регионе.

Для ЕЦБ, кстати, это имеет первоочередные последствия. Теперь на заседании 3 декабря Марио Драги и коллеги просто обязаны объявить о запуске масштабного и впечатляющего количественного смягчения. Объявление непременно должно поразить инвесторов и вызвать правильную реакцию рынков, то есть падение стоимости кредитов и ослабление евро.

Сейчас инвесторы готовятся к тому, что Европейский центробанк расширит программу количественного смягчения на 10 млрд евро в месяц, продлит ее срок, а также снизит ставки на 0,1%. Депозитная ставка тогда окажется еще глубже в отрицательной зоне на отметке минус 0,3%.
Но это уже, как говорится, «в цене». Если поражать рынки, то нужно либо удивить количеством, либо проявить какую-то поразительную изобретательность. Полагаю, ЕЦБ ограничится тем, что сильнее снизит ставку, каким бы нереалистичным не представлялся этот исход сейчас.

Ну и следует помнить, что в валютной войне у европейских монетарных властей есть надежный союзник — Федрезерв. Задачу удешевления евро к доллару помогает решить и американский центральный банк, только его политика — сделать доллар дороже ко всему. Но от этого суть не меняется, и стоимость двух основных резервных валют продолжает неумолимо сближаться.

Сегодня, буквально за две недели до этих важнейших заседаний, часто приходится слышать о том, что ФРС сложно будет повышать ставку, когда ЕЦБ так агрессивно смягчает политику. Мол, это приведет к слишком сильному удорожанию доллара и ударит по американскому экспорту.

Позвольте, но что если в этом и заключается преследуемая цель? Американская экономика никогда особенно сильно не полагалась на экспорт: это не Китай и даже не Германия. Единственный существенный экспорт США — это долг. И сильный доллар как раз может поддержать американский рынок облигаций, когда с него уходят крупные покупатели. Кто раньше скупал трежерис? Практически весь список крупных игроков — развивающиеся страны: Китай, Россия, Саудовская Аравия. А у этой группы стран упали долларовые доходы, и усилился отток капитала. Свободных долларов, на которые можно покупать новые американские долги, не остается.

И тут на помощь как раз может подоспеть ЕЦБ, своими действиями косвенно поддерживающий казначейские бумаги США. Ведь кто захочет инвестировать в Европе под отрицательные доходности? Я уже упоминал депозитную ставку в минус 0,3%, от этого ориентира и следует плясать. Не очень привлекательное вложение, согласитесь.

Зато весь американский долг котируется с положительной доходностью, и после первого повышения ставки ФРС эта доходность станет еще чуть более интересной, особенно на фоне европейских минусов. И все решат свои макроэкономические задачи. А уж американский экспорт как-то сможет перетерпеть даже паритет по евро к доллару.

Комментарии запрещены.

Реклама